Марина Яновская

СТИХИ

 

 МАРИНА

СТАТЬИ

ПЕРЕВОДЫ

ФОТОГРАФИИ

BACK TO ARIK

 

Писать о себе не в деловом стиле неприятно. Но выхода нет. Мы с семьей приехали в Израиль из СПб в начале 1990 года, оба окончили Консерваторию. Муж скрипач, я музыковед, два взрослых сына. Здесь с 1998 года почти случайно я начала писать и публиковаться. Иврит пришел сразу, но для этого пришлось много и тяжело работать. Очень большая доля моего успеха в познании языка, а также в становлении авторского почерка и темы принадлежит Арику Айнштейну, да и другим выдающимся людям израильской песни. Так с тех пор я преподаю музыку, читаю лекции, встречаюсь с людьми и все время учусь.

 

Арику с любовью по-русски

    Он мой источник вдохновенья, его пою, читаю, слышу.

Он лирик и отец, любовник и пастух, он тот, что песней дышит.

   В кипучем пыльном Тель-Авиве, в пустыне Иудеи жаркой

Царит он голосом волшебным, он царь и лев, и просто Арик.

   В земной любви к своей жене, в зеленых бурных волнах моря

Он растворяется до дна, он с бытом пресной жизни спорит.

   Птенцы покинули гнездо он провожает их в солдаты.

Друг возвращается домой поет он: Как тебе мы рады.

   Вот он поет, и он поэт. Не ищет лавров и оваций,

Не любит сцены буйный свет, не жаждет славы домогаться.

   В его устах Танах звучит иврита клекотом орлиным.

Вот он поет А, Шуламит своим нежнейшим рыком львиным.

   И нашей маленькой стране, где разные живут народы,

Он посвящает свой талант. Ну что, какие наши годы!

 

5 мая 2003, 55 лет стране Израиля

     Я люблю тебя, Израиль, я люблю тебя в себе,

Все, что знаю и не знаю, все мое, в одной судьбе.

     Я люблю тебя, Израиль, ненавижу, проклинаю,

Ты мое несчастье, счастье, горе, радость, торжество.

Все обманно, все прекрасно, грубость, ругань, Ершалаим,

Пот и слезы, кровь и воды, жизнь и небо, холм Нево.

     Я люблю тебя, Израиль, всех твоих, чужих евреев,

И себя, еврейку тоже, и своих детей, отцов.

Ты во мне, мне больно, тошно, я тобой беременею,

Что-то роды задержались, видно, плод во мне усох.

     Я люблю тебя, Израиль, все так плохо, все так жарко,

Тут мозги хамсины плавят, и жулье вокруг цветет. 

Там сидели мы рабами у котлов с горячим мясом,

Но вставал из заклейменья пестрый, тканый мой народ.