Как поссорились президент Казахстана с президентом Башкирии

          Ни рубля больше в Башкирию не вложу! - в сердцах бросил глава "ЛУКойл" Вагит Аликперов в самолете, возвращаясь не так давно из Уфы в Москву, и это было не самое крепкое его выражение в адрес руководства этой российской автономии.
Крупнейший в мире нефтегигант "ЛУКойл" имеет на территории Башкирии сегодня всего одну свою заправку, что смешно. Аликперов так и не получил в управление ни одного башкирского нефтезавода. Словом, не задался как-то совместный нефтебизнес. И это в республике, которая считается крупнейшим центром нефтепереработки в Европе (местные заводы способны перерабатывать по 60 млн. тонн сырой нефти в год).
Почему же Вагит Аликперов вдрызг разругался с башкирским президентом Муртазой Рахимовым? Почему Башкирия, которая без преувеличения могла стать российским Кувейтом со всеми вытекающими отсюда социальными благами, до сих пор прозябает в нищете? Да потому что Аликперов не захотел сделать той ошибки, которую допустили позже американская транснациональная корпорация Mobil и покровительствующий ей президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.
          Еще летом 1995 промериканская Моbil подписала с Министерством нефтяной и газовой промышленности Казахстана договор о совместной разработке Карачаганакского газового месторождения. Договорились о том, что американцы за свои инвестиции получат 1/3 газового конденсата, а хозяева, не вкладывая ни цента, - 2/3. Дело осталось за малым -найти заводские мощности, чтобы переработать сырье в бензин. В Омск и Волгоград везти конденсат сочли накладным и остановили свой выбор на Башкирии, где недозагруженность переработки на тот момент составляла до 50 процентов. Моbil назначает своим оператором фирму Vaeko Europe Ltd. с дочерним филиалом на -территории РФ .
          И сделка пошла -первые цистерны с конденсатом прибыли в Уфу в начале 1996 года. К декабрю 1996 г. Mobil и казахская сторона должны были получить из Башкирии 700 тыс. тонн бензина на сумму около 110 млн. долларов. Давальческий конденсат исчез в "черной дыре" башкирской экономики бесследно.
          В течение всего 1997 г. велись долгие и нудные переговоры. Долг уменьшился до 90 млн. долларов простым зачетом части произведенной продукции в виде оплаты за переработку. И все - проблема зависла. Башкирская сторона сначала настаивала - переработаем всю партию, а потом отдадим весь продукт, подождите. Но у башкирских заводов нет и не может быть хранилищ, способных вместить такой объем. Следовательно вывод напрашивается сам собой: чужое сырье уже давно переработали и продали? Конфликт вышел на высокий правительственный. уровень. Президент Башкирии Муртаза Рахимов, участвуя в переговорах лично, неоднократно обещал американцам и пострадавшей казахской стороне быстро погасить долги и примерно наказать виновных.
Но выполнить последнее оказалось весьма затруднительным. Поскольку дело нефтепереработки для президента - дело семейное. Руководителем компании АО "Башнефтехим, объединяющей сегодня все перерабатывающие заводы республики, является ни кто иной, как родной сын президента Урал Рахимов. Разобраться с возникшей проблемой Рахимов мог бы и во время семейного обеда, но что-то не выходит. Поэтому напрасно, судя по всему, Нурсултан Назарбаев тратил свое время на телефонные уговоры Рахимова. В ответ тишина и никаких подвижек.
          Летом 1997 года Государственный таможенный комитет РФ выдвинул ограничительные санкции в отношении башкирских заводов. Но запрет на вывоз продукции был снят после клятвенных заверений башкирского руководства вернуть долг Mobil и Казахстану.. Клятвы остались пустым звуком.
          Тогда президент Казахстана и президент Mobil Д.Уильямс решили действовать через Кремль. И на столе руководителя администрации Президента В.Юмашева появились гневно-слезные письма с просьбами давальцев-страдальцев как-нибудь поспособствовать возвращению гигантского бензинового долга.
          Реакция со стороны башкирского руководства на звонки уже по "кремлевке" последовала более чем странная.
          10 апреля этого года в московский офис "Ваеко Восток" (напомним, что это - филиал оператора Mobil по башкирскому контракту на территории РФ) нагрянули ребята из налоговой полиции (30- территориальный отдел УФСНП по г. Москве). Размахивая письмом-заявлением башкирских властей о том, что деятельность "Ваеко Восток" наносит ущерб экономике республики, люди в масках и с автоматами изъяли гору финансовой документации и опечатали помещение. Небывалый прецедент - наш налоговая полиция на транснациональные корпорации пока еще не наезжала. Mobil в лице своих полномочных агентов стала первой жертвой.
          Вице-президенту Vaeko Europe Ltd. Ж. Энтони вновь ничего не остается, как обращаться в администрацию Президента РФ к В. Юмашеву: "...Все попытки Республики Башкортостан приостановить или навредить деятельности "Ваеко Восток" служат единственной цели - отвлечь внимание от криминальной активности, творящейся годами на НПЗ республики в отношении переработки карачананакского газового конденсата и позволить отдельный лицам... неправомерным образом завладеть остатками товарных запасов... по отгрузке этих продуктов переработки была осуществлена и нелегальная пропажа в интересах третьих лиц а России... Нет необходимости говорить о том, что если такая практика заводов станет достоянием мирового делового сообщества, то это способно нанести не поправимый ущерб имиджу Российской Федерации как партнера по бизнесу для иностранных компаний." А тем временем в Башкирии в июне, то есть на полгода раньше необходимого срока, состоятся президентские выборы. Свое решение о переносе выборов М. Рахимов оформил специальным указом заранее. К чему такая спешка. Любая президентская гонка - дело дорогостоящее. На какие деньги покупать центральные средства массовой информации, голоса избирателей? И нынешнее башкирское руководство прекрасно понимает, что 90 млн. долларов от казахско-американского контракта - это подарок, свалившийся с неба. Больше средств на президентскую кампанию взять, похоже, неоткуда.
          Впрочем, последнее слово - за Москвой. В 1996 г. Муртаза Рахимов оказал неоценимую услугу баллотировавшемуся на второй президентский срок Борису Ельцину. Благодаря личным усилиям Бабая (так зовут Рахимова его же приближенные) голосование жителей республики 16 июня и 3 июля отличались весьма разительно. И абсолютное лидерство Зюганова в этом регионе превратилось в сокрушительную победу Ельцина после разгромных селекторных совещаний, на которых Рахимов обещал уволить 17 глав местной администрации, если жители проголосуют за коммунистов, после увольнения директора типографии, который не понял сменившегося курса и продолжал печатать коммунистическую газету...
          Вспомнит ли о давней поддержке Рахимова Ельцин и попросит ли российский патрон Назарбаева и Mobil подождать с возвращением 90 млн. долларов - вопрос двух недель.
Татьяна КАМОЗА, Сергей ПЛУЖНИКОВ.

(Статья перепечатана из газеты "Сельская жизнь", 2 июня)